logo4b.gif - 6936 Bytes

ЦНИИ РОБОТОТЕХНИКИ И ТЕХНИЧЕСКОЙ КИБЕРНЕТИКИ 



ИНЖЕНЕР




          Я знал многих главных и генеральных конструкторов авиационной и ракетной техники. С некоторыми был лично знаком. Об одном из них я и хочу рассказать.
          Сложившаяся в советское время (как, впрочем, и сегодня) каста так называемых "чистых ученых" в свои ряды творцов и создателей чего-то нового и полезного для общества не пускала. С большим трудом академиками стали технари-авиационники А.Н.Туполев (в 65 лет), А.С.Яковлев (в 70 лет), С.В.Ильюшин (в 74 года). Так и не стали академиками русские конструкторы и испытатели атомной и водородной бомбы И.Л.Духов и К.И.Щелкин. Хотя их вклад в создание этого вида оружия намного превышает вклад академика А.А.Сахарова, который к конструированию атомной бомбы и получению плутония вообще никакого отношения не имел. Не пустили на порог большой Академии наук и Андроника Гевондовича Иосифьяна (на снимке), немало сделавшего и для авиации, и для ракетной техники, и для атомной энергетики. В отношении его идет заговор молчания.
          Как-то, отдыхая в Армении, я зашел в ереванский краеведческий музей. На стенах музея висели портреты выдающихся армян, но среди них портрета Иосифьяна не было. Я поинтересовался у директора музея почему по отношению к Иосисрьяну такая несправедливость: ведь как-никак он был академиком Армянской академии наук, да еще ее первым вице-президентом. К моему удивлению, директор музея даже понятия не имел, кто такой Иосифьян. Я помню, как среди армян ходила поговорка: "Самый хитрый из армян Микоян, самый храбрый из армян Баграмян". Но я бы добавил: "Самый умный из армян - Иосифьян".
          Иосифьян родился 21 июля 1905 года в семье учителя в небольшом армянском селении Цмакагог Мардакертского района Нагорного Карабаха. В 1917 году в связи с наступлением турок и резней армян семья эвакуировалась в Туркестан и жила там на положении беженцев. В 1922 году Андроник Гевондович уехал в Тбилиси и пошел добровольцем в Отдельную кавказскую армию РККА. Здесь он познакомился с электротехникой, прослужив в армии 2, 5 года телефонистом.
          В 1925 году по путевке обкома комсомола, не имея за плечами среднего образования, Иосифьян поступил на электромеханический факультет Бакинского политехнического института. В 1929 году, еще будучи студентом, Иосифьян направил описание одного из своих изобретений в штаб вооружений РККА. Это была электрическая винтовая пушка, созданная на основе линейного асинхронного двигателя с переменным шагом. Иосифьяна вызвали в Москву, во Всесоюзный электротехнический институт. Там он реализовал изобретение, защитил его как дипломный проект и принял приглашение после окончания института работать в отделе, которым руководил известный в то время специалист по электротехническим машинам академик Клавдий Ипполитович Шенфер.
          Вскоре Иосифьян стал начальником лаборатории и познакомился с А.П.Казанцевым - будущим писателем-фантастом, который в то время тоже разрабатывал электрическую пушку. Иосифьян пригласил Казанцева для совместной работы над применением принципа бегущего магнитного поля (линейный двигатель) к созданию электрического орудия дальнего боя, способного осуществлять безракетный разгон баллистических тел (например, снарядов) до космической скорости. Для решения этой задачи требовалась мгновенная энергия громадной величины. А такую энергию можно было получить, как считал Иосифьян, путем создания ударного генератора напряжением 10 миллионов вольт. Иосифьян запросил на это один миллион рублей. Денег, конечно, не дали, у молодой Республики Советов их не было. Неудача с "ударным генератором" не смутила Иосифьяна, но эта работа послужила толчком к продолжению исследований по линейным двигателям.
          В 1939 году Иосифьян впервые в мире создал асинхронный линейный двигатель в несколько десятков метров для макета "Магнитогорск" на Всемирной выставке "Мир будущего" в Нью-Йорке. Посетителям был показан действующий макет построенного в СССР Магнитогорского металлургического комбината. Автор панорамы - художник В.Кремер - в точности воссоздал не только комбинат с его мощными домнами, которые на макете достигали почти трех метров высоты, но и часть социалистического города - около полутора тысяч зданий. В панораме было проложено более 60 метров железнодорожных путей. Осуществлялось бесперебойное движение моделей железнодорожных составов, некоторые из них пробегали до 130-150 км в день. "...По предложению инженера Иосифьяна, - писали газеты тех лет, - устроена так называемая магнитофугальная железная дорога. Вдоль железнодорожного полотна создается бегущее электромагнитное поле, которое увлекает помещенные в него железнодорожные составы. Движение поездов управляется специальным автоматом, без какого бы то ни было участия человека". По мнению А.П.Казанцева, сопровождавшего выставку в США, макет Магнитогорска был "гвоздем" советской экспозиции. Американцы часами простаивали у макета, наблюдая, как какая-то невидимая сила движет вагончики, останавливает их и вновь отправляет в рейс.
          Приоритет в этом деле, бесспорно, был наш. Может быть, это изобретение было бы применено в более широком масштабе, но помешала война. Практическая реализация железных дорог на основе линейного двигателя и бегущего магнитного поля со сверхскоростными поездами началась в 1975-1980 годах в Японии и ФРГ. Идея Иосифьяна опережала его время. Сам Иосифьян в 70-е годы был близок к реализации 7-километрового экспериментального участка такой дороги в Истре. Однако на последнем этапе не удалось преодолеть препоны, как всегда, возникающие перед изобретателями, хотя технически все было основательно подготовлено. В настоящее время железную дорогу на основе линейного двигателя со сверхскоростными поездами предполагается построить между Москвой и Петербургом, но с помощью иностранцев.
          В 1933 году Штаб вооружений РККА направил в Англию группу специалистов для приема купленных на золото прожекторно-уловительных установок. В группу вошел и Иосифьян. В закупленных установках звуколокатор и прожектор имели сельсинную, т.е. следящую электромеханическую связь. Недостаточная надежность этой связи определялась наличием щеток и контактных колец. Иосифьян обратил внимание на этот недостаток и, возвратившись из командировки, начал активно работать над бесконтактным сельсином - синтезом электрической машины и трансформатора. Потребовалось три года исследований, прежде чем Иосифьян первым в мире нашел способ, позволяющий обходиться без контактов в электрических машинах, предложил вывести магнитный поток во внешний магнитопровод. Вместе с этим он создал теорию бесконтактного сельсина как обобщенной синхронной электрической машины, чем дал мощный толчок развитию нового класса бесконтактных электрических машин.
          Бесконтактный сельсин - одно из наиважнейших изобретений Иосифьяна в предвоенные годы. В 1936 году ему было выдано авторское свидетельство за номером 18294. Это было изобретение мирового уровня, как телефон или телеграф. Право на изготовление бесконтактного сельсина приобрели в том же году США, Англия, Франция, Германия и Италия. До сих пор бесконтактный сельсин - неотъемлемая часть следящего привода и системы автоматического регулирования во многих конструкциях машин. Во время Великой Отечественной войны бесконтактные сельсины применялись в системах управления артиллерийским огнем, в радиолокационных установках, авиации и т.д.
          Затем последовало изобретение амплидна (двухкаскадного электромашинного усилителя), нашедшего наряду с сельсином широкое применение в системах автоматизированного электропривода. В 1936 году Иосифьян разработал теорию и конструкцию следящей системы с тиратронным усилителем, управляющим машинами постоянного тока. Всего до начала войны Иосифьяну было выдано 13 авторских свидетельств на изобретения.
          Работая над синхронно-следящими системами управления, Иосифьян совместно с физиками Смирновым и Вульфсоном разработали, по заданию Наркомата обороны и ВМФ теплогенератор. Это был прожектор, который ловит корабль в радиусе 8 км и следит за ним с помощью синхронно-следящей системы и датчиков инфракрасного излучения от горячих труб корабля. Несколько месяцев разработчики проводили испытания, систематически следили за движением кораблей в тумане в Финском заливе по теплопеленгаторам, установленным на фортах Кронштадта. Это был первый опыт в направлении, предшествующем радиолокации, в которой синхронно-следящие системы Иосифьяна нашли самое широкое применение.
          В процессе отработки силовых синхронно-следящих устройств с дистанционным управлением в лаборатории Иосифьяна была создана многоорудийная магнитная система, управляемая от блока прецизионной наводки при стрельбе. В 1940 году в процессе испытаний она демонстрировалась Сталину.
          Иосифьян был стойким, последовательным и мужественным человеком. Волна репрессий, прокатившаяся во второй половине 30-х годов, коснулась и молодого специалиста. По навету был расстрелян его отец, сам Иосифьян был исключен из партии, отстранен от работ, понижен в должности. Но тогда, в 30-х годах, вопреки утверждениям демократов, разбирались с каждым, даже с рядовым гражданином. После апелляции на 18-й съезд ВКП(б), в 1939 году, Иосифьян был восстановлен в партии и назначен начальником ОКБ ВЭИ. А в 1940 году Иосифьян защитил докторскую диссертацию по теме: "Теория и практика бесконтактных сельсинных схем".
          Примечательна оценка деятельности Иосифьяна академиком К.И.Шенфером за предвоенный период его работы в ВЭИ: "Обладая блестящими способностями, Иосифьян мог бы написать многие тома исследований. Однако он являет собой тип ученого, который видит главную цель своей работы не только в разработке теоретических вопросов, но также и в реальном осуществлении своих научных предложений - построении на заводе изобретенных им машин и аппаратов". Такую оценку, пожалуй, мало кому можно дать из современных академиков Российской академии наук.
          Чрезвычайно редко изобретатели становятся докторами наук и профессорами. Поэтому удивляет и то, что с началом войны доктор технических наук, профессор Иосифьян стал директором оборонного завода. В кратчайшие сроки, в пустых помещениях завода Иосифьян развернул производство электротехники для всех видов вооружения и партизан. Новый бесконтактный сельсин, динаморучной привод, радиостанция с частотной модуляцией и подрывная машина для партизан, биротативный электродвигатель для морских торпед, сухопутная электротанкетка для борьбы с танками противника, новые образцы мин и взрывателей, система автоматической наводки противотанковых пушек, новые образцы электропиротехнической артиллерии для ближнего боя - вот неполный перечень изобретений, выполненных на заводе Иосифьяна только в первый год войны и примененных в действующей армии. Недаром остряки, осведомленные о том, что творилось у Иосифьяна, говорили о существовании в Москве "завода имени Жюля Верна".
          Среди изобретений военных лет особо следует упомянуть о сухопутных электротанкетках, которые изготовляли на случай прорыва немецких танков к Москве. В боях на московских улицах они не понадобились, но свою роль электротанкетки сыграли при прорыве обороны немцев на Синявинских высотах под Ленинградом, где перед тем была уложена целая дивизия в безуспешной попытке прорвать оборону. В 1942 году за свои работы на оборону страны Иосифьян получил свой первый орден Ленина.
          В 1944 году на завод Иосифьяна, на котором сотрудники постоянно что-то изобретали, обратили внимание "вверху", и он был преобразован в научно-исследовательский институт (НИИ-627). В 1959 году НИИ получил название: Всесоюзный научно-исследовательский институт электромеханики (ВНИИЭМ). По сути, это был первый в стране завод-институт, в котором одновременно были развернуты и научные лаборатории, и производство. С завода-института на серийные заводы передавались полностью изготовленные документация, технология, оснастка, инструмент, что существенно сокращало сроки внедрения новой техники.
          В послевоенный период, в связи с бурным развитием ракетной техники, космонавтики, атомной энергетики, вычислительной техники, Иосифьян смело вторгается и в эти области. Были разработаны серии электрических машин как оборонного, так и общепромышленного применения, в том числе микродвигатели постоянного и переменного тока, электромашинные и статические преобразователи бортовых источников питания для ракет и космических аппаратов, Военно-Морского Флота, а также единые серии асинхронных электродвигателей для народного хозяйства. Новейшие достижения электронной, вычислительной и полупроводниковой техники по мере их появления быстро внедрялись в разрабатываемые во ВНИИЭМ комплексные электромеханические системы автоматического управления и регулирования.
          Быстро оценив огромные возможности кибернетики, Иосифьян приступил к созданию цифровых вычислительных и управляющих машин для инженерных расчетов, научных исследований, а также для управления технологическими и производственными процессами в электропромышленности. Использование ЭВМ "М-3" при проектировании единых серий асинхронных двигателей послужило основой создания САПР для других задач. ЭВМ стали широко применяться при проектировании электрических машин. Таким образом, под руководством Иосифьяна была создана первая в нашей стране автоматическая система управления отраслью народного хозяйства применительно к электротехнике.
          Иосифьяна можно по праву считать основоположником синтеза электрических машин различных типов и конструкций с электронной техникой. Вроде бы это не изобретение, но сама идея была успешно реализована в разработанных под его руководством системах электроприводов атомных ледоколов "Арктика" и "Сибирь", в системах электроэнергетики атомных подводных лодок, в системах контроля работы ядерных реакторов атомных электростанций, в автоматизированных электроприводах прокатных станов, в серии управляющих вычислительных машин для технологических процессов в народном хозяйстве.
          Потрясающим во всей деятельности Иосифьяна было то, что он со своими изобретениями вторгался практически во все области техники. Взять хотя бы две наиболее наукоемкие области, такие как атомная энергетика и космонавтика, в создании которых были задействованы миллионы людей и вложены миллионные средства.
          С начала 60-х годов ВНИИЭМ под руководством Иосифьяна начал разрабатывать и изготовлять электрооборудование для атомных электростанций, в том числе системы управления и аварийной защиты - СУЗы для водо-водяных реакторов и автоматизированные информационные системы "Скала" для реакторов типа "РБМЕ". "Скала" - система комплексной автоматизации Ленинградской атомной - была разработана на базе созданной во ВНИИЭМ вычислительной машины "В-3М". Эта система была настолько удачной, что была принята в эксплуатацию на всех АЭС с реакторами типа РБМК. Она следит примерно за 10 тысячами параметров. На Ленинградской АЭС она работает более 20 лет без выключения. "Скала" была единственным объективным свидетелем аварии на Чернобыльской АЭС. Будучи системой информационной, она не могла "вмешаться" в действия людей, но сохранила всю информацию о действиях персонала и процессах, происходивших в реакторе. Благодаря этому госкомиссия смогла разобраться в том, как развивалась трагедия и кто виноват. Специалисты-атомщики считают и по сей день, что это была диверсия. Атомный реактор конструкции Н.А.Доллежаля так просто взорваться не мог при той многослойной контролирующей аппаратуре, которая имелась на атомном реакторе.
          С момента начала работ по созданию ракет-носителей и освоению космоса Иосифьян и руководимый им институт привлекаются к разработке электротехнического оборудования ракет. Первой была знаменитая ракета Р-7 конструктора С.П.Королева, с помощью которой сначала был выведен на орбиту первый спутник, а затем и первый космический корабль "Восток". Как говорил сам Иосифьян, "за Гагарина" он получил Золотую Звезду Героя Социалистического Труда.
          После смерти Королева в прессе сообщалось о том, что существовал так называемый Совет главных конструкторов. Смешно было наблюдать, как после смерти того или иного академика-ракетчика нам говорили, что он входил в этот совет. Так мы узнали, что в Совет входили главные конструкторы Глушко (двигатели), Пилюгин (системы управления), Бармин (стартовый комплекс), Рязанский (радиотехнические системы) и т.д. Но непонятно, по каким причинам не сообщалась фамилия Иосифьяна даже после его смерти. Ведь он тоже был главным конструктором, только отвечал за электротехническое оборудование борта ракет и практически всех космических аппаратов.
          Когда в Советском Союзе наряду с использованием автоматических аппаратов приступили к созданию мощной ракеты-носителя Н-1 для исследования Луны с помощью пилотируемых космических кораблей, институтом Иосифьяна была создана уникальная по своим параметрам и характеристикам турбогенераторная система электропитания ракеты переменным током. Конструкция турбины совмещалась с подшипниками генератора, который был выполнен по схеме с внешнезамкнутым потоком. Иосифьян считал большой государственной ошибкой прекращение работ по "лунной ракете".
          Приобщение ВНИИЭМ к космической тематике произошло благодаря Иосифьяну. Изобретательская деятельность Иосифьяна в широком диапазоне электротехники, его наклонности исследователя подтолкнули его к идее создания первой в мире электротехнической лаборатории в космосе. С помощью такой лаборатории Иосифьян планировал испытывать в натурных условиях космического полета основные системы космических аппаратов будущего: энергетики, терморегулирования, системы ориентации, управления и стабилизации. Многим сотрудникам идея Иосифьяна самим создавать космические аппараты казалась фантастической. Ведь фирма не числилась в числе элитных космических организаций. Но тем не менее проба сил завершилась успешно: 13 апреля и 13 декабря 1963 года две такие электротехнические лаборатории были запущены в космос и получили название "Космос-14" и "Космос-23". Я думаю, что создание спутников тоже можно считать изобретением. Ведь все было впервые.
          Так уж сложилось из-за чрезмерной закрытости космической тематики, что раскрытие имен творцов космических аппаратов было невозможным. А посему после смерти Королева, когда его имя стало известно широкой публике, с легкой руки несведущих журналистов стали приписывать Королеву все, что летало к тому времени в космосе. Так, к примеру, стало и со спутниками серии "Космос". В этой серии были спутники разного назначения, разных конструкторов, в том числе и спутники Иосифьяна. И когда встал вопрос о необходимости создания метеорологических спутников, то работа была поручена коллективу под руководством Иосифьяна. Постановлением правительства Иосифьян был назначен главным конструктором.
          Вскоре, 25 июня 1966 года, па орбиту был выведен первый экспериментальный метеорологический спутник "Космос-122", а весной 1967 года запуском сразу двух спутников "Космос-144" и "Космос-156" была создана оперативная метеорологическая система, которая в дальнейшем восполнялась аналогичными спутниками, получившими название "Метеор". Система состояла из двух ИСЗ, находящихся на круговых околополярных орбитах, и наземного комплекса, позволявшего в течение суток дважды собирать информацию с 70- 80% поверхности Земли для использования ее в оперативной службе прогнозов погоды. В 1969 году постановлением правительства экспериментальная система "Метеор" была принята в эксплуатацию, как Государственная МКС "Метеор". В последующем на базе "Метеоров" под руководством Иосифьяна были созданы ИСЗ "Метеор-2", "Метеор-Природа" и "Болгария-1300". За создание спутников "Метеор" Иосифьяну была присуждена Ленинская премия.
          Иосифьян оказался первым и в создании ионно-плазменных электрореактивных двигателей. Такие двигатели были испытанья в полете на одном из "Метеоров" и стали использоваться в качестве исполнительных органов при коррекции орбиты ИСЗ.
          Перечислить в одной статье все, что было сделано Иосифьяном, практически невозможно. Он всегда в своих разработках опережал свое время. Радиолокация, кибернетика, полупроводники, сверхпроводимость, лазерная техника, плазменные явления и другие новые направления в науке и технике уже при своем зарождении приковывали его внимание. Иосифьян был автором 34 изобретений, которые все были воплощены в металл, все они были работающими конструкциями.
          При оценке деятельности того или иного ученого спорят о том, в чем он преуспел больше, как теоретик или практик. Про Иосифьяна такого сказать нельзя. Ему присуще было всегда теорию соединять с практикой. Для него как инженера-изобретателя была характерна глубина исследования физики электромагнитных и электромеханических процессов в изобретаемых им электротехнических изделиях. Поэтому удивляет тот факт, что теоретические работы Иосифьяна, проверенные практикой, были встречены в штыки некоторыми физиками. В своих работах (а их более 100), опубликованных в докладах АН СССР и Армении Иосифьян развивал идеи выдающегося ученого-электротехника В.Ф.Миткевича. Основываясь на научном наследии Максвелла - Фарадея, идеях Дирака, Планка, открытиях в области сверхпроводимости, Иосифьян предложил новые уравнения гравитации, новую систему дифференциальных уравнений электродинамики, дополняющих основные уравнения Максвелла и открывающих пути для решения новых задач.
          Еще в начале 30-х годов в Ленинградском политехническом институте развернулась дискуссия по теме "Природа электрического тока". Но тогда еще молодой выпускник института Иосифьян не принимал в ней участия. Но был знаком с работами ученых, начавших дискуссию. В 50-х годах Иосифьян, имя которого мало кому из современных физиков было известно, опубликовал свои первые работы по теории поля: "К вопросу об уравнениях взаимодействия электричества и вещества" (1955 г.) и "Вопросы единой теории электромагнитного и гравитационно-инерциального полей" (1959 г.). Выяснилось, что специалисты в области электротехники, выученные на идеях Фарадея-Максвелла, с интересом отнеслись к работам Иосифьяна. Они оказались доступными даже для понимания широкому кругу инженеров. Физики же, чтобы скрыть свою нс-компетентность, посчитали, что примененные Иосифьяном термины и понятия расходятся с принятыми в теоретической физике. Критиком работ Иосифьяна выступил академик И.Е.Тамм. Но когда один из близких друзей академика Л.Д.Ландау Ю.Б.Румер получил уравнения гравитационного поля, аналогичные предложенным Иосифьяном, то заговорили о Румере, его "достижениях", а не об Иосифьяне.
          Правомерность сделанных Иосифьяном обобщений подтвердил и академик А.А.Логунов, дав блестящий отзыв на его работу. Наконец, в 1974 году уравнения, выведенные в 1959 году Иосифьяном, получил американский физик Янг. Результат американца был признан "большой наукой" и получил название "теории гравитации Янга". Хотя приоритет в этом вопросе бесспорно принадлежит Иосифьяну.
          И как ни прискорбно об этом говорить, замалчивали Иосифьяна и всячески тормозили публикацию его теоретических работ так называемые советские физики типа Тамма, Лифшица и им подобных. Так мы теряли свои отечественные приоритеты. Физики-"теоретики" не пускали в большую Академию наук таких ученых-самородков, физиков-практиков, каким был Иосифьян. Так как им пришлось бы публично расписаться в своей бездарности. Но на международные симпозиумы по электротехнике они ездили регулярно, представляя советскую школу электротехников, какими на самом деле они не были (например, В.Л.Гинзбург).
          А Иосифьян так и остался академиком Армянской академии наук. Но Родина высоко оценила заслуги Иосифьяна: он был награжден 4 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени. Ему были присуждены Сталинская, Ленинская и Государственная премии, присвоено звание Героя Социалистического Труда, заслуженного деятеля науки и техники РСФСР и Армении.
          О заслугах Иосифьяна с теплотой отзывались академики Б.Н.Юрьев, А.Н.Туполев, М.К.Янгель, В.С.Кулебакин, В.Ф.Миткевич, А.И.Берг, К.И.Шенфер, А.П.Александров, А.Ю.Ишлинский, Н.А.Пилюгин и многие другие известные ученые.
          Умер Иосифьян 13 апреля 1993 года и похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

          Патриот (Москва) , N 015
          08.4.2003